Стерлитамакским поисковикам удалось вернуть из небытия...

23 мая 2016
21

С 22 апреля по 7 мая ребята из поискового отряда «Обелиск» СФ УГНТУ побывали в очередной экспедиции по местам боёв 170-й Стерлитамакской стрелковой дивизии. Здесь, в Себежском районе Псковской области, на так называемой «линии Сталина» в июне сорок первого приняли бой с врагом наши земляки. В отряде поисковиков со студентами Стерлитамакского филиала УГНТУ работали ребята из Татарстана, представители администрации нашего города и даже родственники погибших солдат. Последнее объясняет разброс по возрасту участников экспедиции: от 17 до 75 лет.

– Любая экспедиция начинается с тщательной подготовительной работы, – рассказывает руководитель группы «Обелиск» Рафиль Борисович Загыртдинов. – С согласования документов по линии пограничной службы, по линии администрации города. Этот год для всех нас особенный: 75 лет назад началась Великая Отечественная война. В работе экспедиции было запланировано много торжественных мероприятий, встреч с журналистами и местным населением. И уже буквально в первые же дни, у деревни Заборье, мы подняли останки первого бойца. Получилось как в приключенческом фильме: при огромном стечении народа и в присутствии журналистов российского телеканала «Звезда», которые приехали снимать сюжет о работе поисковиков. И тут «в прямом эфире» – уникальная находка. Мало того: вместе с останками подняли и «смертный медальон» бойца – эбонитовую капсулу со сведениями о нём.

Найти останки бойца – сама по себе удача. А «смертный медальон» – удача вдвойне. И уже совсем большая редкость, когда удаётся на месте прочесть вкладыш медальона. Чаще всего это возможно лишь в лабораторных условиях, да и то не всегда: три четверти века – серьёзное испытание даже для эбонитовой защиты.

– Когда разворачиваешь записку «смертного медальона» – руки дрожат, – признался участник экспедиции, председатель контрольно-счётной палаты администрации города Лев Владимирович Сафронов. – Это не передать словами. Я нутром чувствовал, как моё волнение передалось и членам экспедиции, и всем, кто находился в это время поблизости.

Казалось, в эту минуту даже птицы перестали петь, ни листочек не шелохнулся на деревьях. Всё застыло в торжественной тишине. «Ляльков Пётр Степанович. Красноармеец, – раздалось над притихшим лагерем. – Наводчик миномёта. Год рождения 1915…». Так поисковикам удалось вернуть из небытия ещё одного защитника Родины.

…На днях в администрации города состоялась трогательная встреча участников экспедиции с потомками бойца.

Оказалось, в городе проживают сын, дочь, внуки, правнуки уроженца деревни Улькар Макаровского (ныне Ишимбайского) района. Открывая встречу, глава администрации города Алексей Николаевич Изотов вкратце ознакомил собравшихся с историей 170-й Стерлитамакской дивизии. И поблагодарив от имени руководства города поисковиков за их благородный труд, поздравил потомков погибшего солдата с тем, что их отец, дед, прадед вернулся на родину.

– Мать прожила 93 года, но так и не дождалась вестей об обстоятельствах и месте гибели отца, – вспоминал его сын Пётр Петрович Ляльков. – 30 мая 1941 года, когда отца призвали, ему было 28 лет. Мне сейчас 75. И все эти годы мы ждали и надеялись, что когда-нибудь удастся узнать, где воевал и как погиб наш отец. Я направлял запросы в различные архивы. Но отовсюду приходили ответы, что никаких сведений о нём нет.

Что неудивительно. О тех, кто погиб в котлах сорок первого, у нас не принято было вспоминать. Да и документов практически не осталось. По 170-й дивизии – ни журнала боевых действий, ни журнала донесений. Единственное исключение – журнал боевых потерь, составленный в 1942 году по письмам и почтовым документам военкоматов. Об этом говорил на встрече директор Стерлитамакского краеведческого музея К.В.Роганов.

– По данным журнала потерь, порядка 700 человек бойцов этой дивизии считаются пропавшими без вести, – сказал, в частности, Константин Викторович. – Это 20 процентов всех погибших по Стерлитамаку и району. Каждый пятый наш земляк отдал свою жизнь, чтобы в самый тяжёлый период войны на день-другой задержать врага до подхода новых частей. Следы дивизии теряются в районе г.Великие Луки.

Из разрозненных сведений удалось восстановить приблизительную картину последних минут жизни бойца. По воспоминаниям Петра Петровича, однополчанин их отца, комиссованный по ранению, рассказывал, что в июле сорок первого они стояли в лесу, где-то на границе с Латвией. Неожиданно начался воздушный налёт. Все побежали, а Пётр Ляльков остался с лошадьми. Больше его никто не видел. Кстати, по документам (видимо, речь – о журналах потерь) он доселе числился пропавшим без вести в декабре 1941-го.

В подтверждение версии о бомбе говорят и другие страшные находки. Спустя несколько дней рядом с останками П.Лялькова подняли останки другого бойца, судя по треугольникам петличек – сержанта. Он лежал в полутора метрах от рядового. Кстати, треугольник – важная находка. Возможно, это был командир миномётного расчёта. Есть шанс, что звание бойца поможет по документам установить личность командира расчёта. Здесь же извлекли фрагмент сошки и прицел миномёта.

Всего за время экспедиции удалось поднять останки четверых бойцов и множество предметов личных вещей и элементов оружия: гильзы, патроны, гранату (вернее, корпус от неё), ложку, коробку для зубного порошка. Последний предмет – свидетельство того, что это была кадровая дивизия: такими вещами личной гигиены в то время обеспечивались лишь офицеры кадровых частей.

Нельзя не сказать и ещё об одной уникальной находке. В одном из цинковых ящиков из-под патронов сохранилась картонная обёртка. Развернув её, поисковики наткнулись на список личного состава 3-го взвода 1-й миномётной роты 188-й стрелковой дивизии, сформированной в Прибалтийском особом военном округе в Каунасе. Боевые пути 170-й и 188-й дивизий не пересекались. Вероятно, в неразберихе первых боёв бойцы этого взвода вышли из окружения в расположение частей 170-й дивизии. Чтобы вместе с другими погибнуть здесь, на западных рубежах обороны.

А останки рядового Петра Лялькова упокоятся на родине. Уточним: поскольку деревни, в которой он родился, давно уже нет, он будет предан земле на новом кладбище города. Рядом с могилой своей супруги Анны Александровны Ляльковой. Пусть так, но она всё же дождалась его.

Фаяз Юмагузин

Поделиться: