«И, наверное, скоро буду расстрелян…»

06 февраля 2020
4

23 апреля бойцы 79-го стрелкового корпуса ворвались в застенки опустев­шей берлинской тюрьмы Моабит. Среди вороха мусора и бумаг, разносимых ветром, кто-то заметил листок, написанный по-русски: «Я татарский поэт Муса Джалиль. Заключён в Моабитскую тюрьму как пленный, которому предъявлены политические обвинения, и, наверное, скоро буду расстрелян. Если кому-нибудь из русских попадёт эта запись, пусть передадут от меня привет товарищам-писателям в Москве, сообщат семье».

Чудом этот клочок бумаги не затерялся в хаосе войны. Бойцы аккуратно переправили его в Москву, в Союз писателей. Но пона­добилась «хрущёвская оттепель», чтобы с писателя-героя, одного из организаторов подполья среди военнопленных было снято клеймо предателя и врага народа. После войны семью поэта выставили на улицу, отобрали дачу в Переделкино, супругу – архитектора по специальности, выгнали с работы, дочь Чулпан исключили с пятого курса университета. От них отвернулись друзья… Однако справедливость всё же восторжествовала.

На днях в актовом зале Стерлитамакского филиала УГНТУ состоялся вечер, посвящён­ный 75-летию гибели поэта. В мероприятии, организованном поэтессой З.Муллагалиевой, в рамках марафона «Погибли, чтобы вернуться» приняли активное участие коллективы Городского дворца культуры, представители различных общественных организаций, гости из Уфы.

Открыли вечер кадеты школы № 4. Они выстроились в почётном карауле перед порт-ретами одиннадцати героев, которые три четверти века назад принесли себя в жертву на алтарь Победы. Казнь их была ужасной, в духе средневекового мракобесия: их обез-главили. Среди казнённых были и трое на­ших земляков – уроженцев Башкортостана.

О подвиге поэта в обществе бытует весьма общее представление. И уж совсем немногие понимают, что эти люди ценой своей жизни спасли миллионы соотечественников от воз­можных репрессий.

Дело в том, что в начале войны в плен попали миллионы советских солдат и офи­церов. Гитлеровцы пытались использовать их против своих же путём формирования национальных частей. В какой-то мере им это удавалось. Так появились прибалтийские национальные дивизии СС, подразделения чечено-ингушей, крымских татар, корпус донских казаков, бандеровцы, Русская ос­вободительная армия генерала А.Власова…

Попадали туда по разным причинам. Многие записывались в эти подразделения, доведённые до отчаяния невыносимыми условиями. Одних гнал страх смерти, других – голод и лишения. Но большинство реша­лось на этот шаг, рассчитывая при первом удобном случае перейти на сторону Красной армии. Были и такие, что шли сознательно, из «идейных» соображений. После войны целые народы подверглись репрессиям за трусость и предательство своих соотече­ственников. Были ликвидированы Крымская, Чечено-Ингушская, Калмыцкая АССР, депор­тированы карачаевцы, балкарцы…

В планах гитлеровцев было и создание татаро-башкирского легиона «Идель-Урал». Но все сформированные батальоны легио-на, как только попадали в зону боевых действий, тут же переходили к своим. Так случилось с 825-м батальоном, направ­ленным в Витебск. 21 февраля 1943 года батальон поднял восстание и с оружием в руках перешёл на сторону белорусских партизан. Личный состав остальных бата­льонов легиона при попытке использовать их в боевых действиях также переходил на сторону РККА и партизан: результат работы подпольной организации – «Берлинский комитет ВКП(б)», одним из членов которого был М.Джалиль.

Тяжело раненный в грудь поэт попал в плен 26 июня 1942 года в ходе Любан­ской наступательной операции у деревни Мясной Бор. В лагере для военнопленных вступил в подпольную группу и устраивал побеги. Пользуясь тем, что ему поручили вести культурно-просветительскую работу, Джалиль, разъезжая по лагерям для воен­нопленных, устанавливал конспиративные связи и под видом отбора самодеятельных артистов для созданной в легионе хоровой капеллы вербовал новых членов подпольной организации.

В августе 1943 года гестапо арестовало Джалиля и большинство членов его под­польной группы за несколько дней до тщательно подготавливаемого восстания военнопленных. За участие в подпольной организации Муса Джалиль был казнён на гильотине 25 августа 1944 года.

Кстати, со Стерлитамаком связана зага­дочная история, имеющая непосредствен­ное отношение к биографии поэта. Долгие годы в нашем городе жил и работал человек, который не только лично знал Мусу Джа­лиля, но и сумел вынести из фашистских застенков одну из его моабитских тетрадей со стихами. Звали его Талгат Гимранов. Мы в своё время подробно писали об этой истории.

После реабилитации М.Джалиля и при­своения ему звания Героя Советского Сою-за посмертно Т.Гимранов, который к тому времени прошёл через чистилище советских

 лагерей, даже стал консультантом художе­ственного фильма «Моабитская тетрадь». В шестидесятые годы в Стерлитамак при­езжала супруга поэта Амина-ханум. «Краса­вица – глаз не оторвёшь, – так описывал её впоследствии журналист Серафим Вайсман на страницах «Советской Башкирии» (в то время он работал ещё в «Стерлитамакском рабочем»). – В чёрном платье, великолепно уложенные волосы, огромные чёрные глаза, брови дугой – богиня!». Она подтвердила, что тетрадь (на деле моабитские тетради представляли собой самодельные блокноты размером с ладонь, изготовленные из обёр­ток для маргарина) написана рукой её мужа.

Среди тех, кто держал в руках тетрадь со стихами М.Джалиля, вывезенную Т.Гимрановым, были бывший редактор нашей газеты Гадий Арсланов, журналист Серафим Вайсман, корреспондент «Литера­турной газеты» Юрий Корольков, который по этому поводу был специально командирован в Стерлитамак, сотрудники редакции «Стер­литамакского рабочего».

О том, что стало со «стерлитамакской» моабитской тетрадью (до наших дней дошли два таких блокнотика, вывезенных патрио-тами из застенков фашистских лагерей), как сложилась дальнейшая судьба «джали­ловцев» и о многом другом, говорилось в тот вечер со сцены актового зала филиала Уфимского нефтяного университета.

Вечер памяти поэта превратился в кра­сочное мероприятие. Много тёплых слов в адрес организаторов вечера высказали гости, среди которых были общественный деятель Залия Ахунова, председатель общества татарских женщин «Сахипжамал» Флюса Назаргулова, заведующая татарским отделом журнала «Учитель Башкирии» Танзиля Хатипова, композитор и поэтесса Флёра Шарипова, депутат горсовета Сергей Онищенко.

Погиб поэт… Но навсегда остались его бессмертные стихи, вписаны в героическую историю борьбы человечества с фашизмом. Творчество Мусы Джалиля и его подвиг ста­ли символом несгибаемой воли, страстной любви к своему народу. Он живёт в своих стихах и благодарной памяти современни­ков.

Фаяз ЮМАГУЗИН

Поделиться: